09:54 

Битва Персонажей, юмор/стёб, «Ты – пламя в моём сердце»

Crystal-Sphere
Дух противоречия
Название: Ты – пламя в моём сердце
Команда: Команда Ичимару Гина
Автор: ~Rafael Izuru~, Crystal Sphere
Бета: Crystal Sphere, гинолис
Тема: юмор/стёб
Пейринг/Персонажи: Изуру, Гин
Размер: 607 слов
Рейтинг: G
Дисклеймер: отказ
Саммари: Гин делает Изуру предложение
Предупреждения: ООС, мозговынос


Гин увивался за Изуру хвостом, едва не наступая на пятки, улыбался так сладко, что у Изуру сводило скулы, и всячески надоедал.

Шла третья неделя после размолвки, произошедшей между капитаном и лейтенантом; причину её никто уже не помнил, но последствия были слишком ощутимы для всего отряда, чтобы о них забыть.

– Изуру, я принёс тебе хурму! Смотри, какая гладенькая, сладкая! Самую зрелую выбирал, специально на дерево лазил!

Изуру скептически оглядел порванное в двух местах хаори и общий встрёпанный вид капитана, отвернулся и тяжело вздохнул.


Полчаса спустя Гин снова объявился в кабинете.

– Изуру! Я подписал отчёты! Всё как ты любишь, чистенько, аккуратно, и даже со сдачей не опоздали… почти, – Гин осёкся под суровым взглядом своего лейтенанта и выжидательно замолчал.

Ждать пришлось недолго:

– Капитан.

Гин вскинул на Изуру полный надежды взгляд прищуренных лисьих глаз:

– Да, Изуру!

– Почему отчёт в цветочек?

Гин заёрзал, заискивающе склонил голову набок:

– Чтобы поднять тебе настроение, конечно же! Ты такой хмурый из-за этих отчётов, вот я и решил…

Окончание фразы Изуру не дослушал: взял отчёты и вышел из кабинета, издевательски-беззвучно задвинув за собой дверь.

Гин расстроенно сморщил нос и поджал губы.


Остаток дня Изуру не появлялся в расположении отряда, и лишь поздней ночью, когда улицы осветились тусклым светом фонарей, Гин, сидевший на крыше, почувствовал приближение знакомой реяцу и увидел тень, скользнувшую к лейтенантской.

Вооружившись заготовленным с вечера огромным букетом красных камелий, заботливо поставленным в горшок с водой, Гин двинулся на штурм.

– Изуру! – радостно воскликнул Гин и постучал в плотно задвинутые сёдзи.

За тонкой перегородкой послышалось сдавленное ругательство, произнесённое очень тихо и очень вежливым тоном.

– Изуру, я пришёл просить твоей руки! – продолжил Гин, ничуть не смущённый неласковым приёмом.

Изнутри не донеслось ни звука.

Взглянув на дверь в последний раз, Гин решительно направился к окну.

Стоило ему приблизиться, пробивавшийся сквозь матовую бумагу золотистый огонёк лампы погас. В наступившей темноте из заблудившегося на ясном небе облака лениво выползла луна, посеребрив волосы Гина своим волшебным светом.

– Изуру! – торжественно провозгласил Гин, разрушая волшебство момента. – Я иду к тебе! – с этими словами он открыл створки, вошёл в комнату через окно и замер с вазой в руках.

Вновь загоревшийся ночник осветил аккуратную комнату, посередине которой стоял Изуру. Выражение вселенской скорби на его лице было красноречивее любых слов.

– Капитан, зачем вы это делаете? Зачем мучаете меня? Вы же знаете, как я к вам отношусь, – Изуру бессильно опустил голову.

– Глупый мой Изуру. Потому что я люблю тебя, – сияя улыбкой, проговорил Гин.

В глазах Изуру плескалось недоверие и робкая надежда. На то, что Гин всё же уйдёт, и ему не придётся выпихивать капитана из комнаты собственноручно.

– А как ты ко мне относишься, Изуру? – с любопытством спросил Гин.

Изуру молчал, вернув капитану вопросительно-непонимающий взгляд.

Гин счёл это добрым знаком и с воодушевлением продолжил:

– Изуру, как мне доказать свою любовь? Что нужно сделать? – он состроил чересчур страдальческое выражение лица, и самообладание Изуру дало трещину: он издал тихий смешок, поспешно прикрывая рот широким рукавом косоде.

Тем временем Гин вдохновенно вопрошал:

– Хочешь, на колени встану?..

Ситуация напоминала дешёвую романтическую комедию. Вскоре Гин фыркнул и рассмеялся сам – когда Изуру попытался поднять его с колен, а вместо этого завалился на него сверху, не удержав равновесие.

– Хочешь, – Гин прижал Изуру к себе за талию, – я залезу на Башню Раскаяния и на весь Готей буду кричать о том, как сильно я тебя люблю?

Раскрасневшийся Изуру только невнятно что-то пробормотал.

– А хочешь, прямо завтра поженимся? Или нет, обвенчаемся прямо сейчас! Чего зря ждать, – мечтательно протянул Гин и…

Хлопнула дверь, а Гин так и остался стоять с камелиям в мокрых волосах и глиняным горшком на голове.

Вздохнув, он снял горшок, задумчиво повертел его в руках и философски произнёс:

– Эх, надо было выбрать гиацинты.


Примечания:
Камелия красная — «Ты — пламя в моем сердце!»
Гиацинт — «Будьте уверены: вам не придется скучать с человеком, который подарил вам гиацинты».

URL записи

@темы: Bleach, Ичимару Гин, Кира Изуру, кирогин

URL
   

Miricelle Hall

главная